ПРОЕКТ
ПРЕДСТАВЛЯЕТ
(none)

9 äåêàáðÿ 2021 16:19

1966 - Англия

"Должны были быть третьими"

ВСПОМИНАЕТ: АНЗОР КАВАЗАШВИЛИ

События самого успешного для нас чемпионата мира вспоминает вратарь сборной СССР Анзор Кавазашвили.

ВОСПОМИНАНИЯ


Отборочная стадия к чемпионату мира в Англии, как и раньше, не представляла для нас трудностей. Обыграли мы и датчан, и греков, и сборную Уэльса. Запомнился московский матч с датчанами, в котором мы одержали победу со счетом 6:0. В первый раз в рамках 1965 года я тогда вышел на поле. А в ходе встречи датский центрфорвард, Мадсен, кажется, была его фамилия, очень неудачно столкнулся со мной и свалился на газон с травмой.

Пришлось мне брать его на руки и выводить за пределы поля. Для молодого вратаря, только-только входящего в основной состав такие эпизоды очень важны: они позволяют получить уверенность в собственных силах.

Кроме того, запоминающейся была поездка в Грецию. Там едва успел отгреметь жутчайший переворот, благодаря которому к власти в стране пришли, так называемые, «черные полковники», а проще говоря, фашисты. На нашем матче были соблюдены беспрецедентные меры безопасности. Всюду были представители органов правопорядка, а каждому из нас были приставлен персональный полицейский.

Еще один казус имел место перед самым началом матча. Мы, как водится, построились на поле, прослушали гимн Греции, за которым, вместо гимна Советского Союза, последовала песня «Боже, Царя храни». Мы были в недоумении. На матче присутствовал посол СССР в Греции, имевший задание не слишком поддерживать отношения с «черными полковниками». Однако после этого момента к нему сразу, еще до начала подъехал представитель правительства и в знак признания ошибки и примирения протянул ему руку. Наш посол долго не решался ответить ему, но после короткого замешательства все-таки протянул ему руку в ответ. Трибуны зашлись овациями, и только после этого нам разрешили заняться своим делом.

За исключением этого не слишком приятного случая, отборочную группу мы прошли предельно гладко.

Зато ситуация с вратарями в преддверии чемпионата мира была предельно запутанной. В шести матчах отборочного цикла участвовали трое Яшин, Банников и я. Конечно, первым номером здесь был Яшин как лучший вратарь Советского союза. Но есть один нюанс. Должен сказать, что Николай Петрович Морозов, тренировавший сборную страны, предпочтение из этой тройки отдавал мне. Одно время он работал (в том числе и со мной) в «Торпедо», и с тех пор знал игроков этой команды и всячески курировал их интересы в сборной. Думаю, не будь Морозова, мне, вполне возможно, и не случилось бы сыграть за сборную СССР.

Товарищеские матчи в начале 66-го года все провел я. По себе знаю, что для вратаря нелегко осознавать, что ты не первый и не играешь. Но благодаря своему опыту Лев Иванович никак не давал мне этого почувствовать. Даже когда мы поехали в Англию, никакого разделения на первого и второго номеров не было. Я просто знал, что Яшин - первый, и все.

Где-то за двадцать дней до чемпионата мира, один из наших тренеров Борис Павлович Набоков, отвечавший за подготовку к матчу с КНДР, поехал снимать закрытый товарищеский матч корейцев с ГДР. А там как раз шел дождь. К тому же матч был закрытым, вообще ни одного зрителя быть было не должно. Так вот, чтобы впустить на стадион на Бориса Павловича одели в немецкую шинель, посадили на самый верхний ярус, накрыли плащ-палаткой от дождя и позволили ему снимать.

То есть представьте себе ситуацию. Пустой стадион, две сборные играют. С одной стороны поля тренерская скамейка и запасные, с другой - Набоков. Едва отсняв матч, он прилетает к нам в Лондон и говорит нам: «Ну, ребята готовьтесь, сейчас будем смотреть фильм, как играют корейцы». Включаем - пусто, ничего не заснялось. Видимо он был в нервном шоке таком, что забыл включить что-то важное и, в итоге, проездил туда обратно впустую.

Руководство команды сдаваться не стало, и вскоре у нас, в коридоре гостиницы, где мы жили, вывесили фотографии всех корейских игроков с фамилиями. Не знаю, откуда они их взяли, но там были, в том числе, и вырезки из журналов. И Морозов на очередной зарядке как-то говорит: «А теперь, ребята, каждый из вас пусть пройдется по коридору, посмотрит на наших соперников сборную Кореи. Смотрите внимательно, запоминайте всех в лицо». А как их запомнишь, когда все для нас на одно лицо?

В итоге первая игра была для нас очень сложной. На установке нам так и было сказано: «Ребята, вы совсем не знаете корейский футбол, поэтому сразу с первых минут применяйте жесткие приемы. Отбирайте на грани фола». Мы выиграли 3:0, но на следующий день после матча в прессе было полно карикатур на нас, где сборную СССР изображали в боксерских перчатках, как мы лупим корейцев в лицо и по ногам.

Дальше был самый серьезный соперник в группе - Италия. Стоял на воротах уже Яшин, потому что в европейском футболе он обладал заметным авторитетом. Все знали о его «золотых» возможностях, и, действительно, отыграл Яшин великолепно. Благодаря ему те итальянские форварды, громившие всех и вся в Европы, перед нами выглядели несостоятельными. Еще запомнилось как Факетти бегал за Игорем Численко и периодически бил того по ногам, когда не успевал за ним. Но мы выглядел намного предпочтительнее, и свой гол Численко забил и мы выиграли 1:0.

Третий матч с чилийцами был встречей старых друзей. Дело в том, что на протяжении последних пяти лет до этого мы ежегодно выезжали в южную Америку, где играли контрольные игры, в том числе, с Чили. Однако перед началом игры прошел дождь, который спутал нам все карты. В Англии поля очень ровные, коротко остриженные и мяч был очень скользкий, отскакивал ужасно. Тем не менее наш одесский друг, «картежник», как мы его еще называли (Валерий Поркуян) под самый конец матча забил победный мяч. Впоследствии он стал лучшим бомбардиром советской сборной на турнире с четырьмя голами.

В четвертьфиналах нас ожидал серьезнейший поединок с Венгрией. Вновь на воротах блистал Яшин. Его опыт придавал уверенности молодым форвардам в лице Банишевского, Малофеева, Поркуяна, и молодежь, с его помощью, сумела преодолеть четвертьфинальный барьер.

Два турнира до этого сборная не могла этого достичь. На сей раз, она это сделала, и, должен сказать, что в основном это заслуга руководства команды в лице Николая Петровича Морозова. Он был полной противоположностью Качалина по характеру. Человек, умевший найти подход к любому: как с помощью русского языка, умного, научного, культурного так и матерного. Кличку «Блатной» он получил от игроков не зря. Благодаря ему в команде с умнейшими футболистами вроде Валеры уживались такие же блатные, как он, Георгий Сичинава или обладавший жутким характером Йожеф Сабо. Он сумел создать многонациональную команду, объединенную единой целью.

Все это закончилось с поражением в полуфинальном матче от ФРГ. После этого, на пресс-конференции Морозов вину за проигрыш возложил на вратаря Яшина. Благодаря прессе информация об этом быстро дошла до Москвы, а ответная реакция советского правительства стала известна уже в течении одних суток.

Врезали ему прилично.

Не могу сказать, что Яшин однозначно виноват. Говорят, вратарь должен ловить мяч, который летит в ближний от него угол, а если он не выручит от мяча в дальний - обвинять его нельзя. Было много моментов, в которых он выручил.

Матч был вообще очень тяжелым: Число был удален, Сабо играл не в полную силу: у него травма была. Что касается Численко, то удалили его по делу. Шнеллингер бил его постоянно так, что Игорь не мог с ним справится. Один раз, когда немец отобрал мяч, уложив Численко на газон, тот поднялся и при всем честном народе ударил его сзади по ногам. Гол же немцы забили так: Галлер начинает замахиваться с позиции левого инсайда. Подбирает под себя мяч и продвигается на противоположный фланг вдоль штрафной. Яшин же застывает на той позиции, на которой он был. Удар немца попадает в ворота рядом с правой штангой…

Второй гол был не менее обидным - Яшин вышел из ворот, а Беккенбауэр ударом издалека верхом перекинул нашего вратаря.

За четыре дня до матча за третье место он вызывает меня и говорит: «Готовься, Анзорчик, за третье место будешь играть ты». Потом мы переехали из Миддлсбро в Лондон, где нас поселили в гостинице рядом с Гайд-парком, и три дня не тренировались вообще. Только делали зарядку: каждое утро во главе с руководством сборной выходили в Гайд-парк и ковыряя в носу, неспешно бегали и делали упражнения.

Чувствовалось, что что-то с командой не то. Раньше регулярно тренировались, а теперь прекратили вообще. Кое у кого пошли девочки, у иных - пиво. В общем, определенно, что-то разладилось. И вот, на установке перед матчем, объявили Яшина, я чуть ли не упал со стула. Посмотрел на Морозова и тут же опустил глаза. Уже на обратном пути он мне рассказал, что его заставили это сделать. Кто именно - не стал вдаваться в подробности, но мне было понятно, что все дело в его заявлении о вине Яшина.

А матч за третье место мы не должны были проигрывать. Допустили явную ошибку в эпизоде с пенальти. Был навес на двухметрового Торреша, а Муртаз Хурцилава, ни с того ни с сего, поднял руку и поймал мяч. Ну, и под конец матча нам забили второй.

Мы не заслуживали поражения. По силе, по возможностям, даже по игре за третье место мы должны были быть третьими. Как минимум третьими. Не будь травли Морозова, оставь руководство страны его в покое, привезли бы мы из Англии бронзовые медали.

 

Газета.Ru





© «Газета.Ru», WorldCup10.Ru, 2010-2021.
Информация об ограничениях.

Rambler's Top100